Изменить общество: почему молодежь Кавказа продолжает браться за оружие?

21 Мая 2018 11:12
Изменить общество: почему молодежь Кавказа продолжает браться за оружие?

Новое нападение и жертвы в Грозном. Четыре человека с обрезами и топорами попытались ворваться в православный храм Михаила Архангела в чеченской столице. Что происходит с кавказской молодежью, если она вновь и вновь идет путем насилия?

Нападение на храм в центре Грозного произошло 19 мая. Боевики хотели ворваться в храм, ломали окна и двери, но люди смогли забаррикадироваться в помещении. Всего нападавших было четверо, они, по информации Следственного комитета, были вооружены гладкоствольным ружьем и ножами.

Силовики быстро установили личности нападавших. Двое из них оказались жителями села Гелдаган, один из поселка Аргунский. По данным чеченского МВД, лидер группы нападавших оказался студентом медиком из ингушского Малгобека, обучавшимся в чеченской столице.

По сведениям "Коммерсанта", о планах боевиков совершить в выходные в центре Грозного теракт стало известно еще накануне. Так, была информация о том, что злоумышленники поначалу обсуждали атаку на резиденцию администрации Чеченской Республики, однако отказались от этой затеи, поскольку она серьезно охраняется.

"Поэтому повсюду в городе, особенно в людным местах, было усиленно наблюдение, полицейские были начеку", – сообщает издание. Подозрительных людей полицейские заметили цветочном парке, который расположен неподалеку от церкви Михаила Архангела. Там их и настигли сотрудники силовых структур.

По некоторым данным, в храме нападавшие могли оказаться, пытаясь спрятаться от преследовавших их силовиков. Они надеялись прикрыться заложниками. "Больше им тут просто негде было укрыться, кроме как в церкви", – отмечают собеседники газеты. В результате спецоперации все нападавшие были ликвидированы.

В ходе нападения погиб один прихожанин церкви - житель Узбекистана Артемий, который приехал в Чечню искать родственников. Погибли также двое полицейских – старшие сержанты Кайрат Рахметов и Владимир Горсков из Саратовской области, находившихся в Чечне в служебной командировке.

Ответственность за атаку взяла на себя запрещенная в ряде стран организация ИГ. Однако Кадыров отверг эту версию, заявив, что в Чечне нет агентов этой группировки. А переводить сейчас стрелки на ИГ — означает увести расследование в сторону от реальных покровителей, поскольку заказ на атаку пришел из западной страны.

On Kavkaz после каждого очередного резонансного нападения в городах Кавказа пытается понять, почему молодые мусульмане продолжают отказываться от спокойной мирной жизни и раз за разом пытаются совершать новые бесперспективные нападения на представителей властей, силовых структур и мирных жителей?

Ведь подобные нападения, атаки, спецоперации начали с пугающей регулярностью повторяться на Кавказе. Хотя власти уже заявляли о победе над вооруженными группировками. Так, в конце апреля в Дербенте были убиты с десяток вооруженных жителей. Ранее спецоперации проходили в соседней Ингушетии.

Юрий Михайлов, главный редактор научно-издательского центра «Ладомир»

Ответ на этот вопрос уже сформулирован. Над этой проблемой думали ведущие ученые. Нужна политическая воля, нацеленная на решение этой проблемы не силовыми методами, когда отстреливаются те, кто уже взялись за оружие, а направленная на формирование контрпропагандистсткой идеологии.

То есть тех, кто извращает ислам через его радикализацию. Это большая работа. Но она требует несоизмеримо меньше денег, чем сегодня тратится на КТО. Однако, к сожалению, эти силовые спецоперации на Кавказе долгие годы были выгоднее, чем реальная профилактическая работа.

Ислам – величайшая религия, создавшая величайшую цивилизацию. Как бы она возникла, если бы в ней доминировали те взгляды, которыми сегодня руководствуется молодежь, встающая на путь насилия?! Мы имеем очевидное, многовековое систематическое искажение фундамента ислама.

Ислам – это религия активного социального действия. Если это социальное действие опирается на деформированный ислам, то оно порождает те негативные явления, с которыми приходится бороться силовикам.

Часть тех гигантских денег, которые направляются государством по разным, чаще всего неофициальным, каналам, в основном на поддержание жизни нашего духовенства, надо направить на образовательные цели, не на строительство академий, в которых нечего преподавать из-за отсутствия учебников, а на написание новых учебников.

Руслан Курбанов, журналист

Проблема боевиков и вооруженного сопротивления на Кавказе не побеждена, она выдавлена на Ближний Восток. Ни одна из этих первопричин, которая привела большое количество кавказской молодежи в ряды боевиков, не излечена. Властями большинства республик Кавказа даже вопрос об этом не поставлен.

Поле зачищено жестоким образом, но корни остались, и они будут прорастать. И то, что они неожиданно начали прорастать вновь и вновь то в одной кавказской республике, то в другой - яркий пример того, что современному Кавказу нужны дополнительные средства для излечения этой болезни. 

Когда с молодежью будут говорить, ее будут слышать. Узловой фактор радикализации молодежи не столько во враждебной пропаганде. А в том, что эта пропаганда ложится уже на поломанное сознание молодежи, которая не может смириться с тем, что вокруг нее творится несправедливость.

Эту несправедливость молодежь сегодня видит на разных уровнях - будь-то произвол силовиков в регионах, или произвол чиновников, отжимающих малый бизнес, или федеральных СМИ, очерняющих ислам и мусульман, или произвол местных ханов, которые на уровне сел и районов ломают независимую молодежь.

Видя все это, кавказские ребята спрашивают, кто должен это остановить?! Молодежь себя спрашивает, я разве не мужчина, чтобы навести порядок? И сначала делает все руками, потом ему подсказывают, или выдавливают, или срабатывает историческая память, зачастую берут в руки оружие. С этой молодежью нужно говорить.

Власти в регионах этого не делает или не умеют, духовенство зачастую не доходит до каждого молодого человека. И именно оттого, что столкнувшаяся с несправедливостью молодежь не видит других путей для ее преодоления ситуации, радикальная пропаганда захватывает их сознание.

И это будет происходить дальше, если этой молодежи ничего, кроме Машука и безжизненных конференций по необходимости борьбы с экстремизмом не покажут. Та же молодежь, которая видит для себя возможности борьбы с этой несправедливостью и дальнейшего роста, она не впадает в крайности, а идет бизнес, науку, благотворительность. Их джихад в том, чтобы изменить общество к лучшему.


295

Источник: On Kavkaz

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Адыгея Дагестан Ингушетия Кабардино-Балкария Карачаево-Черкесия Северная Осетия-Алания Чечня

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

Азербайджан Армения Грузия Абхазия Южная Осетия